Теннис

Интервью с мамой Стефаноса Циципаса Юлией Сальниковой: о конфликте с Кирьосом, Данииле Медведеве и мобилизации

34

«Не умеем играть в грязный теннис». Мама Циципаса — о конфликте с Кирьосом и Медведеве

9 октября 2022, 08:15 МСК

Интервью с мамой Стефаноса Циципаса Юлией Сальниковой: о конфликте с Кирьосом, Данииле Медведеве и мобилизации

Поделиться

Комментарии

Перед финалом Astana Open экс-теннисистка Юлия Сальникова рассказала про отношения сына с Медведевым.

Юлия Сергеевна — одна из немногих приближённых к теннисистам, кто запросто может встать с vip-кресла, простоять очередь на выход, по пути давая автографы, комментарии к матчу или вообще интервью. Она идёт на контакт со всеми — почему бы и нет, ведь её сын накануне вышел в финал Astana Open, обыграв Андрея Рублёва.

Интервью с мамой Стефаноса Циципаса Юлией Сальниковой: о конфликте с Кирьосом, Данииле Медведеве и мобилизации

Журналистка «Чемпионата» София Колодкина и Юлия Сальникова

Фото: «Чемпионат»

«Вы очень открыты к болельщикам», — обращаюсь к маме Циципаса. По-русски объясняю, что прилетела из России и хотела бы пообщаться. Она не думая соглашается, и мы идём в подтрибунку, по пути обмениваясь короткими фразами.

«Это же дети. Ну что вы. Для них кажется невозможным так играть. А потом они начинают тренироваться», — объясняет свою открытость и желание разговаривать с юниорами Сальникова. Дальше мы идём по коридорам и садимся во free-зону семьи Циципасов — место, куда через пять минут заявится сам Стефанос, или Стёпа, как в разговоре называет его сама мама.

«Нам предложили играть в грязный теннис — мы так не умеем»

— Вы очень свободно говорите по-русски, без акцента.
— Ну, а что, я же русская. Мы со всеми детьми говорим по-русски. У меня Стёпа говорит по-русски. Все говорят, но лучше всех второй [Петрос], не знаю почему.

В Астане очень даже нормально. Мы вообще греки — отец Стефаноса и сам Стефанос — но половину времени пытаемся хоть иногда быть в Греции. Так что отсюда мы поедем домой, потому что сын ничего не играет — у нас нет матчей.

— Вы всей семьёй перемещаетесь?
— Нет, совсем не обязательно. В данный момент я с ними, потому что очень хотела увидеть Астану. Во-вторых, такой турнир интересный. У Стёпы основной спонсор из Казахстана, на рукаве лого. Люди приятные. Безумно красивый город, потрясающий. Я смотрела отклики, но до конца не понимала, насколько тут прекрасно.

Интервью с мамой Стефаноса Циципаса Юлией Сальниковой: о конфликте с Кирьосом, Данииле Медведеве и мобилизации

Юлия Сальникова

Фото: John Berry/Getty Images

— Как вам сезон сына?
— Можно было бы сыграть лучше, конечно. У нас матч очень нервный получился с Ником Кирьосом (на Уимблдоне австралиец выиграл в четырёх сетах. — Прим. «Чемпионата»). То есть нам практически там предложили играть в грязный теннис, а мы в такой теннис играть не умеем. Поэтому Стёпа вышел из себя и ушёл с корта, не доборовшись.

— Как переживает такие моменты?
— Очень переживает.

— Как и вы о том, что творится в мире?
— Спросонья так встал с утра и думаешь: «Приснилось, может быть?». До конца человек не может с этим сжиться. Какое количество невинных людей с той и с другой стороны вовлечены в это.

— Возвращались ли вы в Россию в последнее время?
— Я была два года назад. И тогда мои друзья намекали на то, что не всё так здорово, как кажется, как на картинке. Я была впечатлена, как хорошо люди живут в Москве, какие хорошие карьеры делают, но у меня не было сомнений — мне казалось, что те люди преувеличивают. Такой резкий занавес. Наверное, так не бывает: чтобы занавес так резко взял и упал. Что-то всё-таки действительно происходило, если люди, живущие в России, понимали, что ситуация выходит из-под контроля.

Когда находилась в Хорватии, смотрела немецкую передачу, документальный фильм 2014 года, и понимала, что речь идёт о мирном, красивом городе на территории ЛНР или ДНР, не помню точно. Смысл в том, что показывалась жизнь людей. И в процессе того, что они объясняли, начали бомбы падать с украинских самолётов на них. Этот конфликт надо было решать ещё в 2014-м. Их спрашивали: почему вы не уезжаете, почему здесь? Одна-единственная претензия жителей этих городов была в том, что они хотят говорить по-русски, учиться и смотреть фильмы на русском языке. Это была русская община, которая там проживала. Но соединить это невозможно. Вначале погибали десятки, сотни, сейчас — тысячи и десятки тысяч.

«Есть лишь один человек, кто приводит Стёпу в состояние полного замешательства»

— Давайте всё же о теннисе. Australian Оpen — 2022 и вылет от Даниила стал трагедией в начале года?
— Скажу, что это не было обидно. Матч был очень нервный, близкий по счёту. Потому что тогда мы вдвоём съездили, сделали операцию на локте со Стёпой. Я видела, в какой он ситуации был и как восстанавливался — сколько это ему стоило. Были рады, что он вообще играет на AО и дошёл до полуфинала. Даже не поехала, смотрела по ТВ, потому что знала, что он не готов был по всем показателям. Ведь в ноябре у него была операция, в январе надо уже играть турниры. Операция удачно сложилась.

Интервью с мамой Стефаноса Циципаса Юлией Сальниковой: о конфликте с Кирьосом, Данииле Медведеве и мобилизации

Стефанос Циципас

Фото: Федерация тенниса Казахстана

— Даниил и Стефанос напоминают вам противостояние Федерера и Надаля?
— У Надаля и Федерера такого конфликта не было. Не в обиду будет сказано, но Роджер и Надаль были идеалами тенниса в своё время. Пока не готова говорить, что Медведев и Циципас — идеальные игроки. Есть куда расти.

— Что тогда между ними? Что вы чувствуете?
— Думаю, особенно уже ничего нет. Даниил такой человек по характеру: если ему что-то не нравится, он долго держать в себе не будет. Он во многих вещах высказывает своё мнение. Стёпа больше интроверт, хотя сложно по нему сказать. Ему пришлось в силу своей профессии стать экстравертом. У него нет таких чувств ни к кому отрицательных. Единственный, может, человек, кто приводит его в состояние полного замешательства — это Ник Кирьос. Стёпа всё же в спортивной семье вырос. У него дед — олимпийский чемпион по футболу. И есть какие-то вещи в спорте, которые нельзя не учитывать. То есть уже 100 лет прошло, как существует олимпийское движение. И вот за 100 лет никто не посягал на это. И только Ник решил: правила для него — не правила. А уж в теннисе тем более. Теннис — очень чопорный вид.

— Новое поколение — за открытость.
— Думаю, пару раз арбитр прошёлся бы по ним — не хочу сейчас обидеть Медведева — и всё встало бы на место сразу. А это неплохо. Они все — личности, но когда любая личность входит в азарт сумасшедший, очень трудно свои отрицательные качества — а по-человечески они есть у всех — держать под контролем. И тогда как раз вы видите, чего стоит человек, что он на самом деле из себя представляет. Это моё глубокое убеждение.

Интервью с мамой Стефаноса Циципаса Юлией Сальниковой: о конфликте с Кирьосом, Данииле Медведеве и мобилизации

Циципас и Медведев

Фото: Darrian Traynor/Getty Images

— Вы приверженец консервативного тенниса.
— Не могу сказать, что я восхищаюсь Федерером. Конечно, да, уважаю на корте: его поведение, мышление. Понимаю, что не все должны и, главное, могут как он. Это я понимаю. Но совсем себя расхолаживать тоже не надо. Надо всё же держаться каких-то нравственных принципов: не ругаться матом, не показывать своё чрезмерное недовольство, а может, даже отвращение к тренеру. И зрители это всё замечают — вы представляете, какая там аудитория? Все всё замечают, ведь камеры же направлены на конфликт, это же самое интересное для них. Что, помимо блестящей игры в теннис, есть ещё конфликт. Я очень часто болею и за Джоковича. Он мне тоже нравится. Он — личность незаурядная. Буду счастлива посмотреть как полуфинал, так и финал.

Интервью с мамой Стефаноса Циципаса Юлией Сальниковой: о конфликте с Кирьосом, Данииле Медведеве и мобилизации

Роджер Федерер

Фото: Julian Finney/Getty Images

— Как отреагировали на уход Федерера?
— Эпоха ушла, грустно. Но мы успели его обыграть — это хорошо. Если бы он ушёл непобеждённым, то для нас это был бы болезненный момент.

Источник