Хоккей

Интервью с Михаилом Сергачёвым, который подписал рекордный для российских защитников контракт в НХЛ

17

«Первая реакция: ничего себе, сколько денег!» Честное интервью с русским рекордсменом НХЛ

14 июля 2022, 22:15 МСК

Интервью с Михаилом Сергачёвым, который подписал рекордный для российских защитников контракт в НХЛ

Поделиться

Комментарии

Михаил Сергачёв подписал новый контракт с «Тампой» на $ 68 млн и переполнен мотивацией показать, что стоит этих денег.

Вчерашний день принёс очень много денег многим российским игрокам НХЛ, а больше всех – Михаилу Сергачёву. Защитник «Тампы» продлил контракт с клубом на восемь лет, за которые он заработает $ 68 млн – рекордная сумма для российских игроков обороны как по общей сумме, так и по среднегодовой зарплате. Сегодня Сергачёв пообщался с российскими журналистами и рассказал о новом соглашении и новой мотивации. А также о поражении в финале Кубка Стэнли, что делает Василевского и Хедмана лучшими в мире, почему Ничушкин – ломовая лошадь, а Кучеров так хорошо играет в шахматы.

Интервью с Михаилом Сергачёвым, который подписал рекордный для российских защитников контракт в НХЛ

$ 68 млн для Сергачёва, исторический контракт Самсонова! Все русские сделки на рынке НХЛ

    «Первая реакция — ничего себе, сколько денег! Потом пришла мотивация»

    «Деньги вложу. Самое простое — недвижка. Мойку или кальянную открывать не собираюсь»

    «Идти так долго к Кубку, через такие травмы, и проиграть — горькое чувство. Вряд ли оно уйдёт»

    «Макар в плане катания, рук, броска, видения — на уровне Макдэвида. Но Йози мне ближе»

    «Мы с Кучеровым играем в шахматы. Он лучше меня, на три хода вперёд продумывает»

    «Про Кубок мира слухи ходят, это полезная вещь для НХЛ. Надеюсь, нам разрешат там играть»

«Первая реакция — ничего себе, сколько денег! Потом пришла мотивация»

— Раскрой подробности переговоров с «Тампой»?
— Переговоры прошли довольно легко. Через два дня после окончания сезона мы встретились с генеральным менеджером, поговорили о прошедшем сезоне. Он сказал, что ему понравилось, как я играл в плей-офф, и что в регулярном сезоне всё было хорошо и они очень хотят меня подписать. Дальше уже было дело за Дэном (Агентом Сергачёва Дэном Мильштейном. – Прим. «Чемпионата»). Переговоры прошли гладко. Дэн знает, что он делает.

— Как после такого контракта не расслабиться, не дать слабину?
— Для меня этот контракт – больше мотивация, чем какой-то выдох. Я подписал контракт в Мексике, на отдыхе. Мне сразу захотелось пойти в зал, потренироваться, чтобы стать лучше, не толстеть, быть готовым к сезону. Хочу доказать, что я стою этих денег и один из лучших защитников в лиге. Мотивации хоть отбавляй.

— Ты подписал контракт, находясь в Мексике?
— Пока я был в Мексике, Дэн договаривался насчёт деталей. Я просто поставил роспись онлайн. Радовался до этого, когда устно договорились о контракте. Когда подписал, уже не так радовался.

Первой реакцией было – ничего себе, столько денег! Я был в шоке, это огромная сумма денег. После шока пришло осознание, что команда хочет видеть меня следующие восемь лет, готова отдать за меня такие деньги, видит мою роль, поэтому мотивация пришла в ту же секунду.

— Через год ты будешь зарабатывать больше Хедмана. Будут ли шутки в раздевалке по этому поводу? Может, тебя уже поздравили партнёры?
— Вся команда поздравила, в первую очередь Хедман, потом Стэмкос и все остальные. Подколы, естественно, будут, это неотъемлемая часть команды. Все понимают, что это бизнес и как это работает. Не могу сказать, что я просил больше денег, чем у Хедмана, просто так зашли переговоры. Надеюсь, Хедман не обиделся. Вряд ли он обиделся, он понимает, как это работает.

— Ты не рассматриваешь такой большой контракт как аванс в плане возросшего доверия и ответственности?
— В первую очередь мне очень важно не то, что контракт огромный по сумме, а что клуб дал мне восемь лет. Мне очень важно остаться здесь на восемь лет. Когда услышал от генменеджера, что они хотят подписать меня на такой срок, сразу понял, что они хотят дать мне больше ответственности, видят меня в какой-то роли. Для меня это главное, я хочу развиваться как игрок, выиграть ещё Кубки, индивидуальные награды. Но самое главное – это развитие. «Тампа» быстро развивается, два Кубка, три финала тому подтверждение. Каждый год мы берём новых игроков, но костяк остаётся, и я рад остаться в этом костяке. Понял, что команда ждёт от меня большего. Самое главное, что мне доверяют.

— Что подразумевает развитие?
— Хочу играть больше. У меня было среднее время 23 минуты, хочу выйти на новый уровень. Но самое главное – стабильность. Папа всегда говорит, что хорошего и отличного игрока отличает стабильность. Андрей Василевский стабильный, поэтому он лучший в мире. Витя Хедман стабильный, поэтому он лучший защитник в мире. Мне немного не хватает стабильности от игры к игре, чтобы оставаться на уровне. Буду над этим работать, это вопрос фокуса, подготовки к играм.

— Восемь лет — инициатива клуба или игрока, и насколько важно было включить в контракт пункт о запрете на обмен?
— У Кучерова, Васи, Стэмкоса и Хедмана такие же контракты. Тебе дают шаблон, как подписывали других ребят. У меня не было выбора. Если бы был выбор, я бы сделал так, чтобы меня вообще было невозможно обменять. Я очень хотел остаться на восемь лет. Клуб был не против, так что это было взаимно.

Новость по теме
Генменеджер «Тампы» объяснил подписание новых контрактов с Сергачёвым, Чирелли и Чернаком

«Деньги вложу. Самое простое — недвижка. Мойку или кальянную открывать не собираюсь»

— Как прошло расставание с предыдущим агентом?
— Марк (Гандлер) и его команда – большие профессионалы, я им очень благодарен. Первый контракт мы с ним подписали, когда мне было 15 или 16, он много для меня сделал. Я ему должен по гроб жизни. Расставание прошло нормально, Марк нормально это принял. Созвонились, спокойно поговорили, мы до сих пор на связи.

— С чем связана смена агентства?
— Тяжело это объяснить, лучше оставлю это при себе. Могу сказать, что компания Марка – большие профессионалы, которые всегда на связи и хотят лучшего для своих клиентов. Не было определённой причины, просто так сложились звёзды.

— Через год у «Тампы» в платёжке будет почти $ 80 млн на 10 игроков. Как собрались играть вдесятером?
— Мы уже играли в четыре защитника против «Лос-Анджелеса». Я сыграл 28 минут, Хедман – 32, вытерпели. Но это вопрос не ко мне, а к генеральному менеджеру. Он волшебник, думаю, он разберётся с этой небольшой проблемой. Игроки о таких делах не говорят. Самое главное, что мы знаем, что в этом сезоне у нас всё нормально с командой. О следующем сезоне будем думать потом.

— Куда потратишь 4 млрд рублей?
— Вложу. Так, слава богу, у меня всё есть, больших трат сейчас не намечается.

— Куда вложишь?
— Я не банкир, в акциях не разбираюсь. Самое простое – недвижка. Никакую мойку открывать не собираюсь, кальянную тоже.

— Что чувствуешь от понимания, что обеспечил себя на всю жизнь?
— Так глубоко не думал, контракт только через год вступит в силу. Но когда думаешь о том, что получишь $ 68 млн, не буду лукавить, сразу на душе становится приятно. Но я смотрю на этот контракт как на возможность доказать, что я стою этих денег и что я для команды настолько важен и могу быть лучше. Это больше как мотивация, а не сидеть и думать, что я такой богатый.

— Говорят, Дэн не берёт комиссию с Кучерова и Василевского. С тебя взял?
— Не могу разглашать детали контракта, но я в первый раз такое слышу.

— Дэн рекомендовал игрокам удалять соцсети, будешь это делать?
— Соцсети останутся – у меня есть страница «ВК», там общаюсь со старыми друзьями. «Телеграм» вести не буду, он отнимает много времени. Буду контактировать с фанатами, прессой, не собираюсь закрываться.

Интервью с Михаилом Сергачёвым, который подписал рекордный для российских защитников контракт в НХЛ

«Мы создали монстра». «Тампа» становится самой крутой династией в истории НХЛ

«Идти так долго к Кубку, через такие травмы, и проиграть — горькое чувство. Вряд ли оно уйдёт»

— «Тампа» три года играла в финалах, не осталось сил. Сыграло ли это роль в финале?
— Думаю, с моей стороны было бы глупо скидывать на усталость. В финале Кубка Стэнли играешь без задних ног, открывается второе, третье, четвёртое дыхание. Это не усталость, просто «Колорадо» оказался сильнее и быстрее. Не собираюсь отмазываться, они были лучше, мы немного не вытянули.

— Три финала подряд — уникальное испытание в плане физики. Как организм реагировал?
— Этот плей-офф был таким необычным и особенным, потому что он был третьим подряд. У нас было много травм, то, что мы сыграли так много матчей – одна из причин этих травм. Тело и голова устают. Но когда ребята играют со сломанными ногами, плечами и остальными частями тела, это заставляет идти вперёд, даёт мотивацию. Этот плей-офф был особенным. Смотришь, как ребята играют через боль, даже на уколах, но всё равно хотят играть, биться. Это было что-то невероятное.

— Василевский — очень амбициозный человек. Его реакция, когда в серии с «Рейнджерс» трибуны скандировали «Игорь лучше»?
— Даже если игра хорошо идёт и что-то одно не получается, видно, что Вася не хочет, чтобы это происходило. Он максималист, хочет, чтобы игры проходили идеально. Он любит броски, но всё равно иногда расстраивается, когда мы плохо играем. Вася – большой профессионал, у него своя рутина, своя схема в голове. Вася – лучший вратарь мира. Кто бы что ни говорил, кому бы ни давали «Везины», Вася для меня и, думаю, для всех – один из лучших вратарей в истории.

Интервью с Михаилом Сергачёвым, который подписал рекордный для российских защитников контракт в НХЛ

Андрей Василевский

Фото: Getty Images

— Для журналистов большой облом, что мы не увидели очередную победную пресс-конференцию Кучерова. Для игроков «Тампы» это было обломом?
— Если говорить шутя, то все ждали, что Куч разденется, напьётся и будет всех осаживать. На самом деле все были очень расстроенные. Дня три-четыре ходили, смотрели в потолок, не знали, как всё переварить. Когда так долго идёшь к Кубку через такие травмы и в итоге проигрываешь, это очень неприятное чувство. Оно до сих пор сидит и вряд ли куда-то уйдёт. Мы были настолько близко… Неприятное, горькое чувство.

— Три финала, два Кубка Стэнли, большой контракт. Ты в 24 года уже добился столько, сколько большинство хоккеистов за всю карьеру не добьются. Не взрывает ли это тебе мозг?
— Нет, держу себя в узде, не даю себе слишком радоваться. Тем более чему радоваться, мы же проиграли третий финал. Из-за этого я даже не осознал, что мы играли три финала подряд. Но это круто, надеюсь, эта команда войдёт в историю как одна из лучших, которая когда-либо играла. Ребята заслужили это уважение, играя со сломанными частями тела. Понятно, что так все играют, но три финала подряд – это сильно.

Мне это не взрывает голову. Моя задача – выигрывать Кубок Стэнли каждый год и личная задача – развиваться в команде. Когда я развиваюсь в команде, то и команде помогаю. Самое главное, чтобы мы больше выигрывали. Думаю, у нас всё впереди с таким костяком, командой, тренером, генменеджером, владельцем.

— Можно ли назвать «Тампу» династией?
— Я не понимаю слова «династия». Надо три Кубка выиграть за короткий промежуток времени? Думаю, «Тампа» доминирует на протяжении длительного времени. «Тампа» в 2015 году выходила в финал, сейчас три финала подряд, в мой первый год мы вышли в полуфинал. «Тампа» доминирует, но кто я такой, чтобы называть нашу команду династией?

«Макар в плане катания, рук, броска, видения — на уровне Макдэвида. Но Йози мне ближе»

— Удивил ли тебя прогресс Ничушкина, насколько трудно было против него играть?
— Не сказал бы, что удивил. Валера поймал волну уверенности, «Колорадо» в этом году шёл ровно, завершил регулярку с рекордными для себя очками, потом выиграл Кубок. Валера раскрылся в этом клубе, его новый контракт – этому подтверждение. Он большой талант и лошадь, постоянно работает, не останавливается, бежит. Приятно видеть, что наши русские ребята принимают свои роли, добавляют и выигрывают. Валера в порядке, удачи ему.

— Что можешь сказать о Макаре, наверняка теперь вас будут сравнивать?
— Макар – один из лучших защитников лиги, один из лучших, кто когда-либо играл. Макар в порядке, но нас тяжело сравнивать, потому что я пока не первый защитник в команде, а он – уже. Ему сразу дали играть, он получил кучу уверенности и раскрылся как игрок. Плюс у него контракт другой, на более короткий срок. В 29 лет он подпишет ещё один контракт на $ 13 млн или сколько он там будет стоить. Через три года поговорим.

— Кто тебе больше нравится — Макар или Йози и почему?
— Макар в плане катания, рук, броска и видения площадки не то что недосягаем, а на уровне Макдэвида. Йози немного другой – чуть медленнее, чуть хуже катание, но он умеет выбирать позицию и оказываться в нужном месте в нужный момент. Очень грамотный защитник. Мне весь сезон нравился Йози, он играл на сумасшедшей уверенности. И Макар нравился, он забивает кучу голов, обыгрывает, творит на льду всё, что хочет. Но Йози мне ближе. Я могу больше у него почерпнуть, чем у Макара.

Интервью с Михаилом Сергачёвым, который подписал рекордный для российских защитников контракт в НХЛ

Кейл Макар

Фото: nhl.com

«Мы с Кучеровым играем в шахматы. Он лучше меня, на три хода вперёд продумывает»

— Как изменится твоя роль с уходом Макдоны?
— Придётся больше в обороне играть. Если мы будем играть с Чернаком, то, скорее всего, у нас будет первое меньшинство. Хотя, может, и Хедман будет в первом меньшинстве. Я не тренер, тяжело говорить. Наверное, больше времени будет, от меня будут больше требовать. Я сам от себя буду требовать больше голов, передач.

— Вернулся Наместников, у вас наверняка и чат на четверых русских «Тампы» есть?
— Если кто-то уходит из русских, мы его убираем из чата, так что пока там три человека, но Намеса мы туда добавим. Конечно, это хорошая новость. Даже Дэн написал – скоро будет сюрприз. Как увидел, что Намес подписал контракт, сразу обрадовался, написал ему. Все пацаны рады, мы все хорошие друзья. Я начинал в лиге, когда Намес был в «Тампе», у нас сразу была русская компашка. Я очень счастлив, думаю, все рады, Намес – большой профессионал и хороший парень.

— Вы с русскими играете во что-то в самолёте?
— Мы с Кучеровым начали играть в шахматы и нарды. Скучно же, уже не знаешь, что делать. Сериалы интересные заканчиваются. Пришла такая идея, сейчас мы постоянно рубимся. Думаю прочитать книжку, чтобы его обыграть. Никита пока лучше меня в шахматах. А что, не видно? Он на три хода вперёд всё продумывает.

«Про Кубок мира слухи ходят, это полезная вещь для НХЛ. Надеюсь, нам разрешат там играть»

— В России всех взбудоражила ситуация Малкина. Что скажешь об этом?
— Очень рад за Евгения. Он, Кросби и Лемье – три легенды, три кита, на которых держится вся франшиза «Питтсбурга». Могу только порадоваться за Евгения, он хотел остаться и остался. Надеюсь, он останется здоровым, будет играть и, может, подпишет ещё один контракт.

— Овечкин попробовал себя в роли футболиста. Как оценишь его дебют, не хочется самому тоже сыграть в любительском матче?
— Я так сильно не люблю футбол, как его любит Саша. Вижу, как он постоянно выкладывает видео про футбол, это его второй любимый вид спорта после хоккея. Очень крутая история для российского футбола и хоккея, которая привлекла к себе много внимания.

— Какие планы на лето?
— Пока планы не строил. Хотел съездить на финал US Open в Нью-Йорк. Пока планов больше не было. В конце июля уже начну готовиться к сезону, тренироваться.

— Есть ли вероятность, что летом приедешь в Россию, в Нижнекамск?
— Очень хотелось бы приехать, обожаю свой родной город. Хотелось бы увидеть родителей, родных, но пока я ещё думаю, не принял решение.

— Где ты отучился и есть ли планы получать второе образование?
— Хотел бы отучиться в школе бизнеса, на менеджменте. Наверное, займусь этой идеей, как будет время. Я уже отучился на бухгалтера, два года назад защитил диплом. Могу быть бухгалтером Кучерова. Пока не собираюсь идти на второе образование.

— Твоё мнение о ситуации с Иваном Федотовым?
— Очень жалко его карьеру, человек выступал за сборную, выиграл серебро ОИ, вытащил ЦСКА из ямы, выиграл для них Кубок. Надеюсь, что Иван силён духом и всё перетерпит. Тяжело здесь что-то говорить. Я его поддерживаю. Не знаю, кто и что, но мне очень жаль его как человека. Надеюсь, он всё вытерпит и вернётся на прежний уровень.

Новость по теме
В Совете по правам человека отреагировали на ситуацию Федотова, призванного на службу

— Когда игроков НХЛ не отпустили на Олимпиаду в этом году, не было чувства, что это был первый и единственный шанс побиться за олимпийскую медаль? И что говорят о Кубке мира?
— На тот момент даже не представлял, что это, возможно, был мой первый и последний шанс на Олимпиаду. Расстроился, что не поехали, думаю, все расстроились, не только русские, но и шведы, канадцы, финны, американцы — все. Это ложка дёгтя в хорошем сезоне, в котором лига очень много заработала. Надеюсь, это не последний шанс. Буду до конца верить, что у меня будет шанс сыграть на Олимпиаде, прочувствовать её атмосферу, что-то выиграть. Про Кубок мира слухи ходят. Думаю, для лиги это полезная вещь. Не знаю, как там будет, надеюсь, нам разрешат там играть.

Источник