Автоспорт

Интервью с Петром Алёшиным — о Роберте Шварцмане, Никите Бедрине, Виктории Блохиной, Оливере Бермане и Кими Антонелли

14

Что будет с самым перспективным пилотом России? И почему девушкам не надо гонять с парнями

11 ноября 2022, 13:30 МСК

Интервью с Петром Алёшиным — о Роберте Шварцмане, Никите Бедрине, Виктории Блохиной, Оливере Бермане и Кими Антонелли

Поделиться

Комментарии

Большое интервью с главным знатоком российской гоночной молодёжи Петром Алёшиным — о Бедрине, Шварцмане и не только.

Роберту Шварцману, похоже, уже не суждено добраться до Формулы-1 — по крайней мере, сам вице-чемпион Формулы-2 в это не слишком верит, несмотря на поддержку «Феррари». Александр Смоляр покинул Формулу-3 и явно не получит шанса в Ф-2. За кем же тогда следить российским болельщикам в младших сериях и может ли кто-то из молодёжи дойти до уровня Ф-1? Это и не только мы обсудили с Петром Алёшиным, который долгие годы являлся директором молодёжной программы «СМП Рейсинг» и отвечал за большинство гоночных талантов из России. Алёшин-старший и в нынешние непростые, если не сказать мрачные, времена продолжает работать с перспективными российскими пилотами, так что лучше эксперта не найти.

«Выполнение международной программы в том виде, в котором она существовала многие годы, просто невозможно»

— Пётр, связаны ли вы сейчас с «СМП Рейсинг»?
— Скажем так, в отношениях с «СМП» мы взяли паузу. Просто потому, что по многим причинам, от нас совершенно независящим, выполнение международной программы в том виде, в котором она существовала многие годы, просто невозможно. Мы не можем повлиять на некоторые вещи и события, не можем их предугадать. За эти почти десять лет очень многое сделано, много наработок – огромная благодарность «СМП Рейсинг» за это.

Мы все надеемся, что сейчас просто некая пауза. Не только автоспорт, но и многие другие виды спорта в России переживают не самые лёгкие времена. Но российский спорт и конкретно автоспорт, несмотря на сложности, на этом не заканчивается. Всё рано или поздно вернётся на круги своя, и мы будем выступать под той эгидой и теми флагами, под которыми выступали всегда.

— Чем вы занимаетесь в свете паузы с «СМП»?
— Практически тем же, чем и все последние 20 лет. Просто больше частным образом: по мере своих возможностей помогаю тем российским ребятам, которые выступают за рубежом. Это общий менеджмент, работа с командами, организация физической подготовки.

Наверное, все понимают, что в нынешних условиях самое главное — не дать процессу в принципе остановиться, чтобы не возникла пауза, соревновательный разрыв. В автоспорте всё ещё не так плохо: наши юные спортсмены имеют возможность так или иначе выступать в международных соревнованиях. Это даёт повод для осторожного оптимизма: когда станет возможно, сможем всё возобновить не с нуля. Ведь самое страшное — это когда люди вообще не могут участвовать в соревнованиях.

— А как вы относитесь к тому самому злосчастному документу от ФИА для тех, кто выступает не под иностранной лицензией, а как нейтральный атлет?
— Мне трудно оценивать адекватность или неадекватность документов ФИА, потому что я уж точно не являюсь политиком, это совершенно не моя сфера. Я не настолько юридически или политически подкован, чтобы каким-то образом давать оценку их бумагам. Но я со своей частной стороны благодарен федерации, что она в принципе не против допуска наших ребят просто потому, что они родились в России. Знаю, что такое есть в некоторых других видах спорта.

Что касается ребят, выступающих под «чужими» лицензиями. Все понимают, что это наши российские ребята. Всё, чему они научились, это наша российская школа. И самое главное, что они могут выступать на соревнованиях.

Интервью с Петром Алёшиным — о Роберте Шварцмане, Никите Бедрине, Виктории Блохиной, Оливере Бермане и Кими Антонелли

Российских гонщиков заставляют отречься от Родины ради выступлений. Это правда?

«Если бы не немецкая команда, этот год был бы для Бедрина потерян»

— Один из ваших нынешних подопечных — Никита Бедрин, которого эксперты считают самым перспективным российским гонщиком.
— Действительно, в последние два года я плотно занимаюсь Бедриным. Считаю, что на сегодняшний день это… Я не очень люблю говорить слово «самый», но точно один из самых перспективных спортсменов его возрастной группы. Мальчик очень хороший.

Если говорить о формулистах, то также я веду дела Вики Блохиной. Ещё как всегда стараюсь держать руку на пульсе картинга, потому что это очень важно. Это подпитка, преемственность.

— Как вам выступления Бедрина в Формуле-4? Он — четвёртый в немецком чемпионате и 12-й — в итальянском.
— В прошлом году всё было совершенно замечательно: прогресс вперёд и вверх, лучший новичок в двух чемпионатах. Но в этом году всё не так просто: приходилось искать какое-то финансирование, в том числе в Европе. Очень непростой был сезон: новая команда «PHM», и на Никиту была возложено немало тестовой работы. Иногда он скорее работал на команду, чем на свой результат. Но здесь я хочу высказать большую благодарность немецкой команде и её инвесторам за то, что они сделали для Никиты. Если бы не они, то этот год был бы для Никиты потерян, пропущен им.

— То есть Никита мог вообще пропустить гоночный сезон?
— Безусловно. У спортсменов есть разные источники финансирования, и вот у Бедрина получилось так, что ситуация в этом году оказалась критической. Опять же, по не зависящим от него причинам.

Интервью с Петром Алёшиным — о Роберте Шварцмане, Никите Бедрине, Виктории Блохиной, Оливере Бермане и Кими Антонелли

Россия осталась вообще без пилотов на подходе к Формуле-1. Кого ждать после Шварцмана?

— Человек со стороны посмотрит: какие-то неплохие результаты у Бедрина в Ф-4 есть, но всё-таки чаще он был позади своего напарника Барнарда. Как к этому относиться?
— Я не могу озвучивать всё, но, как уже говорил, программы иногда были разные. В том числе Никита проводил важную тестовую работу, которая необходима команде, особенно если она едет первый год. Чтобы что-то протестировать, тебе нужен пилот, который сможет прокомментировать то или иное изменение. Если ты будешь экспериментировать на новичке, то не получишь никакой информации. Ну, или она будет менее объективной. Нужен человек, который сможет отработать всю программу. Да, иногда из-за этого личный результат уходит немножко на второй план. Но это тоже часть спорта.

— То есть от Бедрина команда получила всё, что хотела?
— Команда довольна выступлениями Никиты, а я хочу от своего и от его имени выразить «PHM» огромную благодарность, всему коллективу. Год получился очень хорошим и позитивным — без их поддержки это было бы невозможно.

— Я так понимаю, «PHM» связывает с Бедриным серьёзные планы и на будущее?
— Пока не хочу озвучивать планы. Могу, но не хочу. Когда будут официальные объявления, тогда всё и расскажем. Но планы есть, планы вполне определённые. Я смотрю на всё это со сдержанным оптимизмом.

Интервью с Петром Алёшиным — о Роберте Шварцмане, Никите Бедрине, Виктории Блохиной, Оливере Бермане и Кими Антонелли

Никита Бедрин и Пётр Алёшин

Фото: Из личного архива Никиты Бедрина

— Как оцениваете тесты Никиты в Формуле-3?
— В общем и целом я доволен результатами. На слегка использованной, но свежей резине результаты слегка превзошли мои ожидания. То же самое по гоночной симуляции: честно говоря, я не думал, что Никита по физике выдержит «гонку» до конца. А вот работой на новой резине я недоволен. Очень сильно молодой человек хотел отличиться и прыгнуть выше головы. А когда ты хочешь так сделать, то начинаешь допускать ошибочки, приводящие к потерям.

В целом ощущения позитивные. Команда, с которой мы тестировались в Хересе, тоже осталась весьма довольна: они уже тоже кое-то пробовали на гонщиках «PHM». Я считаю, здесь есть хороший потенциал, достаточно хорошие перспективы — особенно если учитывать, что Никите 16 лет. Это даёт хороший потенциал по времени.

Новость по теме
Российский гонщик немецкой Ф-4 Бедрин рассказал, почему он недоволен сезоном-2022

«Формула-4 — самая «говнистая» серия»

— Как всё-таки правильнее — переходить из Формулы-4 сразу в Формулу-3 или с промежуточной остановкой в чемпионате ФРЕКА?
— Это прежде всего зависит от некой стратегической программы и от бюджета этой программы. Единого рецепта нет. Надо понимать, что сезонный бюджет ФРЕКА со всеми сопутствующими расходами стартует с полумиллиона долларов. Если берём двухсезонный цикл, то, как ни крути, получается миллион. Надо это учитывать. С другой стороны, у ФРЕКА есть и множество позитивных сторон: например, можно сделать очень хорошую тестовую программу. Так что нужно смотреть, что хотят в том числе спонсоры: на таком уровне от их видения зависит почти что всё. А дело технических людей вроде меня — перевести желания спонсоров в максимально эффективное русло.

— Понятно. Мы не говорим, какое будет решение, но в теории для Бедрина прыжок сразу в Ф-3 проблемой не станет?
— Я не готов ответить на этот вопрос. Говорю это без всяких игр и рисовок. Мы должны ещё сделать ряд тестов, чтобы понять, в какую сторону эффективнее двигаться на следующий сезон. Решение пока ещё не принято. Но обычно всё это делается до католического Рождества. Надеюсь, у нас достаточно времени, чтобы сделать верные выводы и, как я надеюсь, принять правильное решение.

Интервью с Петром Алёшиным — о Роберте Шварцмане, Никите Бедрине, Виктории Блохиной, Оливере Бермане и Кими Антонелли

Никита Бедрин на тестах Формулы-3

Фото: Из личного архива Никиты Бедрина

— В отличие от ФРЕКА, в Ф-3 тестов ведь мало? Именно поэтому новичкам там тяжело?
— Это ещё одна причина, почему кто-то считает, что неплохо годик-другой проехать во ФРЕКА.

— В этом году из Ф-4 в Ф-3 напрямую перешёл член академии «Феррари» Берман и отлично справился. Оливер — талантище? Или тут очень важен фактор команды?
— Как всегда, всё вместе. Берман — хороший пилот, мы прекрасно его знаем по прошлому году в Формуле-4, когда они с Бедриным выступали за «Ван Амерсфорт». Берман — хороший пилот с должной поддержкой и профессиональной программой подготовки. Коллектив, который с ним работает — тренер, менеджер — это высокопрофессиональные люди, работающие очень ответственно и качественно. Их обязанности в целом такие же, как у меня, так что я в состоянии это оценить.

Безусловно, Берман едет за одну из лучших команд Формулы-3. Но и в «Преме» нужно быть быстрым и профессиональным пилотом, чтобы показывать такие результаты. Он быстро адаптировался. К концу сезона было очевидно, что это один из лидеров серии.

Но ещё раз: когда у тебя за плечами есть хорошая поддержка, хорошая материальная база, когда вокруг тебя высокопрофессиональный коллектив, который тебя ведёт правильной дорогой, и ты сам при этом хороший пилот, то всё будет нормально.

Интервью с Петром Алёшиным — о Роберте Шварцмане, Никите Бедрине, Виктории Блохиной, Оливере Бермане и Кими Антонелли

4 таланта, у которых отличные шансы попасть в Формулу-1. Нет, среди них нет Шварцмана

— Такой немного болельщицкий вопрос. Кто круче — Берман или Андреа Кими Антонелли, доминировавший в Ф-4 в этом сезоне?
— Трудно ответить. Но мне не нравится ситуация, которая была с Антонелли в Формуле-4 в этом сезоне. Это хороший пилот в лучшей команде чемпионата, но такое безоговорочное доминирование, на мой неболельщицкий взгляд, часто смотрелось несколько великоватым.

Будем говорить прямо: Формула-4 – отвратительная серия с точки зрения равенства команд. Его нет и в помине. Техника, на которой едут пилоты, тоже зачастую не тождественна. Это как в картинге, где самые сложные в этом плане классы — маленькие, «Микро» и «Мини». Там больше всего всяких штук-закорюк, которые дают отдельным пилотам техническое преимущество. Их карты даже называют папиными радиоуправляемыми игрушками. Вот то же самое в «формулах»: на мой взгляд, самая младшая «формула» является самой «говнистой» с точки зрения технических нюансов.

Дальше таких нюансов станет меньше. Вот Берман и в следующей серии показал свой уровень. В Формуле-3 три или даже четыре команды ехали в этом году примерно на одном уровне. И вот среди девяти или десяти пилотов этих команд Оливер показал себя на топ-уровне. Всё, тут никаких вопросов нет. Что касаемо Антонелли, то ему ещё нужно показать себя в серии постарше. Тогда всё станет понятнее. Но, повторюсь, это моё частное мнение. И раз у меня у самого есть пилоты в Формуле-4, то, очевидно, это мнение предвзятое.

Интервью с Петром Алёшиным — о Роберте Шварцмане, Никите Бедрине, Виктории Блохиной, Оливере Бермане и Кими Антонелли

Россиянин побеждал, брат Леклера провалился. Главные итоги сезона Формулы-3

«Всю жизнь был противником выступлений девочек в гонках на общих основаниях с мальчиками»

— Теперь расскажите о Вике Блохиной.
— Девочка тоже очень интересная. У ФИА сейчас куча разных идей насчёт женских серий, и я считаю, что это абсолютно правильно: я всю жизнь был противником выступлений девочек в гонках на общих основаниях с мальчиками. Это совершеннейший нонсенс: ни в одном другом виде спорта такого нет, если мне не изменяет память. Даже в шахматах отдельные мужской и женский чемпионаты.

Вика, если брать российских формульных пилотесс, очень перспективна. Она проводила свой первый сезон в итальянской Формуле-4. Для своего возраста (ей только сейчас в ноябре исполнилось 16 лет) она выглядит очень сильно. Гораздо сильнее, чем я мог предположить. Когда человек на первый год в итальянской Ф-4 квалифицируется 18-м или 23-м, то, поверьте мне, это совсем неплохо.

Посмотрим, что будет дальше. Надеюсь, в следующем году она немного возмужает — если так можно сказать применительно к девочке! Окрепнет физически, станет сильнее морально — год разницы в таком возрасте — это много. И всё будет существенно лучше.

— Вы говорите, что против совместных выступлений девушек и парней. Но какая тогда цель и мотивация у Вики и других девушек?
— Они должны быть лидерами в женских сериях. А при выборе подготовки для такой цели выбор невелик: девушки так или иначе должны ехать в Формуле-4 с мальчиками, нравится мне это или нет. Но это дополнительная эмоциональная нагрузка. Даже если умом ты понимаешь, что не можешь ехать так же быстро — Блохина не может ехать со скоростью Бедрина, потому что она физически слабее, ведь девочки банально устроены по-другому — но морально тебе всё равно тяжело. Когда ты видишь себя на 18-й строчке, то той же Вике всё равно хочется быть повыше.

Я жду не дождусь, когда появится нормальная женская серия и мы сможем условно через год посадить в неё Вику. И там я надеюсь на хорошие, высокие результаты. Она будет достойно представлять, надеюсь, к тому моменту, может, уже и нашу страну.

Интервью с Петром Алёшиным — о Роберте Шварцмане, Никите Бедрине, Виктории Блохиной, Оливере Бермане и Кими Антонелли

Женская «формула» на грани разорения. Попытка продвинуть девушек-пилотов обернулась крахом

«Северюхин не имел в виду ничего такого, что ему приписывали»

— Ещё вы сказали, что следите за картингистами. Какие фамилии нам стоит запомнить?
— Могу сказать, что я пристально слежу за Анатолием Хавалкиным — очень интересный мальчик. В юниорах в этом году он был очень ярок. Есть ещё Дзитиев, Куцков, Попов, есть маленький Иванников, который едет в «Мини». В общем, есть на кого посмотреть. Надеюсь, что хотя бы часть из этих ребят со временем благополучно перекочует в Формулу-4.

— Кому-то из этих картингистов не пора уже в следующем году уходить в «формулы»?
— Если мне память не изменяет, Хавалкин ещё год должен ехать в классе ОК. Я нахожусь на связи с тренером Анатолия, мы вместе контролируем этот процесс. Что называется, держу руку на пульсе.

— А можно сказать, что кто-то из нынешних молодых картингистов — это, условно, новый Шварцман или Смоляр?
— Если брать Роберта Шварцмана, то у него была хорошая картинговая школа: он начал очень рано выступать в Италии в классе «Мини» и прошёл все ступеньки международного профессионального картинга. У Смоляра картина противоположная: я таких называю «мальчики из леса». Это Rotax, отдельные гонки в немецком юниорском чемпионате… В общем, хорошей картинговой школы у Саши, по сути, был всего один год — последний перед СМП Формулой-4.

Трудно сравнивать. Конечно, серьёзная международная подготовка в картинге предпочтительнее: с ней проще, чем таланту, который выступал в не столь профессиональном классе с менее жёсткой конкуренцией. Но на всякие правила бывают исключения. Тем не менее команды в Ф-4 всегда с большей охотой берут к себе картингистов, зарекомендовавших себя в чемпионатах высокого уровня. А ребятам, приходящим из условного «Ротакса», приходится сложнее.

Новость по теме
Ферстаппен столкнулся со Смоляром и потерял победу на виртуальных «6 часах Спа»

— И всё же — вот эти нынешние картингисты способны стать достойными преемниками того же Шварцмана?
— Думаю, да. Но здесь никогда нельзя сказать заранее. Да, как правило, мальчик, который быстр в картинге, хорош и в «формулах». Но бывают и исключения из правил: кому-то так и не удаётся адаптироваться. С технической точки зрения между картингом и «формулой» в плане езды нет почти ничего общего. Картинг прежде всего учит профессионализму, фитнесу, диете, контролю собственного адреналина и быстрому принятию правильных решений. У человека без подготовки пульс на старте запросто может подскочить до 200 или даже выше, а у человека с хорошей подготовкой — не превысит 130-150. Серьёзная разница.

— Не могу не спросить про ещё одного картингиста из России. У Артёма Северюхина ещё есть шансы возобновить карьеру после того самого скандала на подиуме?
— Ситуация совершенно идиотская. Я прекрасно знаю Артёма и уверен: он не имел в виду ничего такого, что ему приписывали. Просто в 14-15 лет стоит быть немного начитаннее и образованнее и лучше понимать, что к чему. Если бы он читал больше книжек и смотрел больше фильмов, то, вероятно, так бы не сделал, даже если ему кто-то что-то бы посоветовал. Тот самый случай, когда успехи в спорте — это прекрасно, но общее образование не помешало бы.

Что касаемо перспектив, то я надеюсь, что, может, со временем ФИА его простит. Сейчас такое время, когда решения могут быть очень жёсткими… Надеюсь, этот эпизод останется позади.

Там ведь и его команда была очень сильно расстроена и разозлена, ведь скандал бросил тень и на них. Сейчас страсти уже улеглись — дай бог, все скажут: «Будет дураку наука». Хотя шлейф остаётся.

Интервью с Петром Алёшиным — о Роберте Шварцмане, Никите Бедрине, Виктории Блохиной, Оливере Бермане и Кими Антонелли

Что будет с российским гонщиком, сделавшим нацистский жест? Его уже убрали из топ-команды

«Даже тот статус, в котором Роберт находился в этом году в Формуле-1, всё равно хорошо для нашей страны»

— Вы много работали с Робертом Шварцманом, который недавно признал, что вряд ли попадёт в Формулу-1. Такой итог пути — боль?
— Ух, очень сложный вопрос. Я правда не владею информацией, что у него сейчас с карьерой. Но на мой на сей раз болельщицкий взгляд, даже тот статус, в котором Роберт находился в этом году в Формуле-1, всё равно хорошо для нашей страны. Наш человек присутствовал в чемпионате мира.

Что касается дальнейших планов Роберта, то ничего сказать не могу. Просто ничего не знаю. Да, когда получается такой долгосрочный проект и человек доходит до Формулы-2, но не выше, то это очень жалко, это болезненный момент для всех. Учитывая нынешнюю обстановку, мне тяжело что-либо прогнозировать. Здесь надо уважительно относиться к любым решениям, понимая, что часто они принимаются просто исходя из реальных возможностей.

— Как считаете, если бы не смерть папы Роберта, его карьера могла сложиться по-другому?
— Миша оказывал огромное влияние на Роберта, вёл его карьеру, был по-хорошему сумасшедшим гоночным папой. Он много помогал и мог бы помочь в дальнейшем. Но история не терпит сослагательного наклонения…

Интервью с Петром Алёшиным — о Роберте Шварцмане, Никите Бедрине, Виктории Блохиной, Оливере Бермане и Кими Антонелли

Лучший из молодых: Шварцман достойно дебютировал за «Феррари» в Ф-1

— В Формуле-2 Шварцмана, по сути, подводили квалификации. В более младших категориях у него были сложности с темпом на одном круге?
— Я не могу сказать, что происходило в Формуле-2: надо работать с пилотом, видеть его телеметрию, подготовку, подход к настройкам. Могу сказать про Еврокубок Формулы «Рено». Роберт на второй сезон проявил себя сильным и стабильным пилотом, о чём говорили его результаты. Я не помню, чтобы у меня возникали вопросы к его квалификационным качествам. Большие проблемы я бы, наверное, запомнил.

— Как считаете, несмотря на всю нынешнюю обстановку, реально, чтобы в ближайшие годы кто-то из наших пилотов дошёл до Формулы-1?
— Абсолютно реально. Самое главное — чтобы процесс не прерывался. Пока, слава богу, не прерывается, за что я хочу сказать спасибо всем, кто поддерживал и поддерживает наш любимый автоспорт.

Мы все надеемся, что нынешняя ситуация с Россией в спорте и конкретно в автоспорте не навсегда. Что эти времена пройдут. И важно, когда всё изменится, оказаться не у разбитого корыта, а с нормально подготовленными спортсменами. Я надеюсь, так оно и будет.

Интервью с Петром Алёшиным — о Роберте Шварцмане, Никите Бедрине, Виктории Блохиной, Оливере Бермане и Кими Антонелли

«Шварцман, ты ещё не попал в Ф-1, а уже плачешь». Болельщики и эксперты спорят о дебюте
Источник